13 Февраля 2016

Интервью Генерального директора ВДНХ Екатерины Проничевой «Ленте.ру»: «Это модель идеального города»

Территория Выставки достижений народного хозяйства за последние годы превратилась в одно из самых популярных общественных пространств Москвы. Генеральный директор ВДНХ Екатерина Проничева рассказала «Ленте.ру» о том, что нового в ближайшее время появится на Выставке, почему там нельзя разбить английский парк, а сотрудники не ходят в океанариум, не нюхают розы и не уезжают на отдых.

ВДНХ — территория для профессионалов, посещающих выставки, или для горожан?

ВДНХ создавалась как уникальный комплекс, и сейчас подобного ему в мире нет. В его основу заложено сразу несколько принципов: это и большое пространство для досуга, и место для выставок, и большой музей. ВДНХ также была образовательным пространством. Сейчас так все и осталось.

У нас есть зона «Экспо», создается музейный комплекс, есть большая территория парка, куда люди приходят семьями, чтобы провести целый день на свежем воздухе. Еще это место для проведения праздников, фестивалей. В целом ВДНХ — своего рода модель идеального города.

На ВДНХ были павильоны отдельных республик и были отраслевые. Насколько это актуально сегодня? Нужны ли павильоны «Узбекистан» или «Хлопководство»?

Изначально это была большая сельскохозяйственная выставка — ВСХВ. Здесь были павильоны национальных республик — Белоруссии, Грузии, сохранившийся до сих пор прекрасный павильон Узбекистана, а рядом стояли павильоны, которые рассказывали про развитие сельского хозяйства. Например, был павильон «Сахарная свекла», павильон «Торф». Этот эклектичный принцип будет развиваться и в дальнейшем.

Сейчас у нас тоже есть национальные павильоны — «Армения», «Беларусь», а наряду с ними в центральной части ВДНХ представлены павильоны музеев. Это Росизо, Музей Востока, Политехнический музей. Осенью прошел международный конкурс на разработку концепции павильона «Атомная энергия», который будет построен заново. Этот павильон госкорпорации «Росатом» расскажет о разных аспектах участия атомной отрасли в мирной жизни.

Кто победил в конкурсе?

Московское архитектурное бюро UNK project. Они представили один из лучших архитектурных проектов, что я видела в последнее время. Надеюсь, «Атомная энергия» станет украшением Выставки.

Какими были требования к конкурсантам?

Вся территория ВДНХ — объект культурного наследия, и есть режимы и регламенты, которыми мы обязаны руководствоваться. Они стали жесткими требованиями для участников конкурса. То есть проектировщики сразу должны были думать, как павильон выходит на Центральную аллею, как сделать так, чтобы он не конфликтовал с уже существующим архитектурным ансамблем.

Кроме «Атомной энергии» что будет нового на ВДНХ?

Вместе с Объединенной ракетно-космической корпорацией будет восстановлен павильон «Космос», посвященный истории развития авиации и космонавтики. Запланированы и другие павильоны — мы же понимаем, что время не стоит на месте и показывать надо то, что интересно сейчас. Поэтому появится отдельная территория, посвященная знаниям и образовательным практикам, что вызывает сейчас большой интерес и очень востребовано. Будет отдельная территория парка, посвященная ремеслам, где жители большого города смогут попробовать сделать что-то своими руками.

Как в стокгольмском парке Скансен, где можно самому выковать подкову?


Есть много подобных моделей, но нам важно не только показать традиционные ремесла, но и вообще создать иную возможность досуга. Чтобы люди приходили не только в музеи и на интересные выставки, но и чтобы, например, родители с детьми могли сделать что-то вместе. Это, мне кажется, интересная альтернатива походу в торговый центр.

На ВДНХ и сейчас много посетителей, а что будет, когда станет еще больше? Не получится как с выставкой Серова?

Нас посещают 24–25 миллионов человек в год, и мы не рассчитываем на то, что количество гостей увеличится на порядок. Но к значительно большему, чем сейчас, количеству людей мы готовы. У нас был опыт с катком в прошлом году — он вызвал огромный интерес, и народу было очень много. Мы провели большую работу над ошибками и в этом году избавились от всех проблем.

Прежде всего, меняем точки интереса. Если в 2014 году для многих ВДНХ заканчивалась в районе фонтана «Каменный цветок», то сейчас люди уже приходят к прудам, у нас создаются новые интересные объекты, такие как наша «Городская ферма», которая находится за пределами центральной части.

Раньше детей и пожилых граждан выручали вагончики, которые ходили по всей территории. Что-то подобное будет?

Во-первых, у нас уже существует маршрутный транспорт, который забирает посетителей от Главного входа и доставляет к основным точкам интереса. Но мы понимаем, что необходимо обеспечить транспортом прежде всего людей, приезжающих на метро. И в ближайшее время появятся комфортабельные автобусы, которые будут забирать посетителей от станций метро «ВДНХ» и «Ботанический сад» и провозить по территории.

Мы обсуждаем со специалистами и другие виды транспорта. Например, сейчас в городе развивается велосипедный транспорт. Если во времена моего детства по ВДНХ можно было путешествовать или в вагончиках, или пешком, то сейчас появились велосипедисты, роллеры. Удобно должно быть всем, поэтому у нас возникнет отдельная разметка для велодорожек и для общественного транспорта. Я уверена, что за текущий год нам удастся все это сделать.
Но мы все-таки понимаем, что ВДНХ — это большая зеленая территория, которая нам досталась еще от усадьбы Шереметевых. Здесь есть дубовые рощи, которым много сотен лет, здесь большая территория Ботанического сада, и мы несем за все это ответственность. Поэтому наш транспорт будет еще и экологичным.

А есть ли на ВДНХ тихие места, как в английских парках, например, где музыку запрещено включать? И должны ли такие быть?

Конечно. Собственно, эти места существуют. Это наша так называемая запрудная территория. Она будет развиваться по всем принципам ландшафтного парка, то есть там должно быть прежде всего общение человека с природой. А такое общение не может сопровождаться громкой музыкой и развлечениями.

Но большая территория ВДНХ позволяет комфортно совместить самые разные форматы, и этим надо пользоваться. Такие парки, как ВДНХ или парк Горького, появлялись в конце 1920-х годов как парки культуры и отдыха, когда людям создавали альтернативный досуг, знакомили широкие массы с оперой и балетом. В парке Горького, например, в Зеленом театре, который был спроектирован на 20 000 мест, был представлен балет «Пламя Парижа».
У нас должно быть место — например, наш Зеленый театр, — где посетители имеют возможность послушать оперу. Не все могут пойти в Большой театр или Театр Станиславского и Немировича-Данченко. А в прошлом году наши гости могли послушать здесь «Евгения Онегина» и «Травиату». Мы — то место, которое предоставляет возможности для абсолютно разных социальных групп. И всем должно быть здесь одинаково удобно и интересно.

Тысячи посетителей, и никаких рамок на входе. Как вы обеспечиваете безопасность?

У нас есть рамки, но наша задача — чтобы они не стали заметными и обременительными для посетителей. Вся территория ВДНХ находится под постоянным наблюдением департамента безопасности, сотрудников охранных предприятий и отдела полиции, который находится у нас на территории.

Нужно понимать, что обеспечение безопасности прежде всего зависит от хорошего планирования. Поэтому каждое мероприятие, будь то новогодние праздники или запуск катка, очень долго продумывается. Например, на катке у нас 68 камер. Кроме того, там, где большое скопление людей — в океанариуме или на катке, — мы дополнительно прибегаем к помощи кинологических служб. Мы стараемся скорее предупредить, чем зафиксировать правонарушение.

Когда вы впервые попали на ВДНХ, какое впечатление произвела на вас Выставка?

Я не могу вспомнить год, но впервые я попала на ВДНХ, конечно, в детстве. Это были восьмидесятые, и Выставка тогда показалась мне абсолютным чудом. И когда я снова попала сюда, кажется, в 1996 году, у меня был шок. Я ехала посмотреть на чудо, а попала на барахолку. На долгие годы у меня отбило желание сюда приезжать.

Затем я оказалась здесь уже в 2012 году, когда Департамент культуры города Москвы в рамках Дня города делал специальную программу. Тогда я тоже очень расстроилась, увидев, как прекрасный архитектурный ансамбль — на самом деле последний дворцовый ансамбль Европы — был заполонен мелкой торговлей, а красивые павильоны были закрыты рекламными щитами. Этот диссонанс между архитектурой и тем наполнением, которое здесь было, производил абсолютно удручающее впечатление.

Это место не должно быть памятником Советскому Союзу, но и не должно быть торговым центром. Оно должно быть местом чуда, радости, праздника.

Одна из главных достопримечательностей ВДНХ последнего времени — океанариум. Есть у вас любимец среди его обитателей?

Есть косатка по имени Нарния, но, к сожалению, я не имею возможности регулярно там бывать. Существует заблуждение, что мы, сотрудники ВДНХ, находясь на такой прекрасной территории, участвуем во всех городских праздниках. Я знаю обо всем, что происходит, но у меня нет возможности погулять и посмотреть. Мне говорят: «Как хорошо пахнут розы на Центральной аллее!» — а для меня это розы, которые мы с трудом высадили и долго переживали, распустятся они или нет.

Получается, вы вроде как живете здесь?

Для всех, кто здесь работает, ВДНХ — это жизнь. Здесь проводят время наши семьи, наши дети. Вы можете быть уверены, что на нашем фудкорте и наших точках общественного питания есть совершенно безопасно: мы сами там едим, и наши дети приходят на каток, пьют чай в кафе. Здесь проходят будни, выходные и праздники, и, в общем, это хорошо.

Что ждет ВДНХ весной и летом?

Мы готовим большую программу, посвященную году кино. У нас будут кинопоказы на открытом воздухе и выставки, посвященные кино. Кроме того, летом пройдут разные фестивали — от традиционного «Политеха», который делает Политехнический музей, до нашего «Вдохновения». В общем, стоит прийти сюда летом, но и зимой приглашаем всех — мы как раз готовимся к большим масленичным гуляньям.


Пресс-служба
Телефон для СМИ: +7 (495) 748-34-20
press@vdnh.ru